Шампанское и другие географические обозначения в России

Шампанское и другие географические обозначения в России 01 Март 2012


Для всех представителей виноградарско-винодельческой отрасли России весьма болезненным остается вопрос о том, смогут ли они и далее использовать географические обозначения, охраняемые в ЕС, для традиционных родовых наименований российской винодельческой продукции.

Для ЕС само понятие «традиционные родовые наименования» является весьма щекотливым. В этом состоит суть проблемы. Мы (под словом «мы» подразумеваются страны бывшего СССР) привыкли считать некоторые наименования винодельческой продукции традиционными, связанными с особенностями технологического процесса и культурой производства. Так мы работали не один десяток лет, создавая свои уникальные вина, давали им общеупотребительные наименования, добавляли в них какую-то свою, уникальную технологическую характеристику. Но эти названия – шампанское, коньяк, мадера, херес (а также английский эквивалент этого слова шерри), портвейн, кагор, токай, граппа и т.д. – уже давно являются предметом защиты в ЕС. И связано это не с технологией производства, как в нашем случае, а с уникальными характеристиками той местности, откуда происходит вино или коньяк и где он впервые получил свое наименование. В этом – главная причина того, что при экспорте в ЕС российские коньяки и шампанские меняют свои названия на бренди и игристое. На внутреннем российском рынке вышеупомянутые наименования продолжают использоваться, что не нарушает положений ВТО. Но от России требуют исключить эти названия из оборота.

На самом деле, ничего страшного здесь нет: уже многие страны, в т.ч. постсоветские, отказались от использования названия «шампанское» (как и «коньяк» и некоторых других; к примеру, Молдова уже давно для своей экспортной коньячной продукции использует родовое обозначение дивин). Как родовое наименование вина в будущем будет, вероятно, использоваться термин «игристое». Но могут быть приняты и какие-то другие названия для этих вин, которые не будут оспариваться французскими производителями шампанского. Так, недавно в Британии было предложено называть английское игристое на французский манер - britagne (произносится «британье»), чтобы подчеркнуть дух соперничества с шампанскими виноградниками. Есть страны, в которых термин шампанское не использовался изначально, когда вопрос о том, что он может использоваться исключительно как наименование по географическому происхождению, еще не стоял. Так, по-немецки игристые вина всегда назывались Sekt, по-венгерски – pezsgo.

Если спросить нас, российских виноделов, то, конечно же, наше субъективное мнение состоит в том, что лексема «шампанское» является термином – родовым наименованием напитка, устоявшимся и традиционно используемом в русском языке. Ведь, к примеру, никто не запрещает французам выпускать продукт под наименованием водка. С другой стороны, мы обязаны учитывать требования международного сообщества, особенно после вступления России в ВТО. Поэтому нужно быть готовым, что от наименования «шампанское» нужно будет отказаться в обозримом будущем. Некоторые российские производители уже начали готовиться к переходу на использование наименования игристое. Так, «Абрау-Дюрсо» приняло решение называться «Винным домом», а их игристые вина – игристыми, а не шампанскими. В Великобритании сейчас также думают над своим географическим наименованием данного типа вин. Поэтому, хотя российский потребитель и привык к термину шампанское, ему, увы, доведется привыкать к термину игристое. Здесь необходимо провести разъяснительную работу, ведь в настоящее время восприятие термина игристое российскими потребителями не равно восприятию терминашампанское. Первое считается хуже по качеству, чем второе, причем часто считают, что игристое может быть дешевым, а шампанское – нет. Часто также смешивают игристое с шипучим (т.е. вином, принудительно насыщенным диоксидом углерода).

На передний план выступает также вопрос об использовании терминов в течение переходного периода, условия компенсаций для отечественной винодельческой отрасли, а также возможность принятия исключений.

Итак, то, что мы считаем родовыми названиями терминов, в ЕС является защищенными географическими названиями продуктов, качество и характерные признаки которых определяются климатическими условиями определенного региона, естественными свойствами его почв, солнечной активностью и т.д. Нельзя также забывать, что, согласно Соглашению о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности ВТО, ничто не может препятствовать использованию определенных географических обозначений, идентифицирующих вина или алкогольные напитки, если такой термин добросовестно использовался по крайней мере в течение 10 лет до 15 апреля 1994 г. (дата принятия Марракешского протокола к Генеральному соглашению по тарифам и торговле 1994 г.) и если такие обозначения стали идентичными с принятыми в разговорном языке терминами, означающими для потребителей общепринятые названия. Действительно, наш потребитель четко знает, что российское шампанское или российский коньяк происходят из России, а не из Франции. Кроме того, у нас есть зарегистрированные торговые марки. Именно об этих факторах идет речь, когда говорится о добросовестной практике использования какого-либо обозначения. Поэтому здесь препятствие не в нормах ВТО, а в правилах ЕС.

Поэтому при проведении Россией переговоров с ЕС нужно вести речь о взаимной защите географических обозначений. При этом, как показывает практика подписания двусторонних соглашений между ЕС и третьими странами, потери производителей могут частично финансироваться другой стороной. Так, за отказ ЮАР от использования таких наименований как граппа, узо, порто, шерри винно-водочная отрасль этой страны получает от ЕС финансирование в размере 15 млн. евро. Продолжается переговорный процесс в данной сфере между ЕС и США. В 2005 г. между ними было подписано рамочное соглашение, где идет речь об общих намерениях США ограничить использование названий, которые могут отождествляться с происхождением винодельческой продукции с территории ЕС. Разрешается использование таких названий, если они относятся к брендовой продукции и разрешение на ее маркировку было получено от соответствующих органов США до декабря 2005 г.

При отказе от таких наименований российская винодельческая промышленность будет вынуждена реформировать свои отдельные сектора, заняться продвижением на внутреннем и внешнем рынках продукции под новыми наименованиями. Нам также следует выработать процедуру своих возражений относительно спорных наименований, если для нас они идентифицируются с технологическими процессами, а не географическим положениемпроизводителя. Нужно также начать думать о собственных географических наименованиях (обозначениях), проводить их регистрацию, продвигать как внутри страны, так и за рубежом. И, конечно же, в этой деятельности должны принимать самое активное участие и винопроизводители, и бизнес, и соответствующие государственные органы.

(с) Владимир Пукиш.



Отзывы (0)

QuipLoginToCommentTpl