В духе перемен

В духе перемен 11 Август 2011


Публикуется с любезного разрешения автора, Эдуарда Долгина.

На протяжении истории мир переживал огромное количество перемен: менялась власть и мораль, пропадали с карты государства, открывали пенициллин и колесо, двигатель внутреннего сгорания и лампочку, но в обход всем историческим событиям прошел, пожалуй, лишь один плод человеческого труда – вино. 


В мире безразличия вино не оставляет равнодушных к себе. Стоит хотя бы обратиться к религии, чтобы понять уникальность вопроса. В трех великих теологических книгах: Торе, Библии и Коране, - вину отводится определенная роль. В одном случае, его яростно запрещают, в другом - используют как неотъемлемый атрибут церковной службы, а в третьем и вовсе чтят как благо для человечества. 

Несмотря на глубокие корни виноделия, оно также развивалось и делало это органично с развитием цивилизации. Век, в котором живем мы, несомненно, век самого качественного вина за всю его историю. Перемены последних 100 лет коснулись не только технологии производства, появления новых регионов произрастания винограда, но и самого подхода к этому удивительному искусству. 

Задайте себе вопрос: «Какая страна делает лучшие вина мира?», – уверен, что с вероятностью 90% вы представите Францию. И эта версия имеет под собой серьезные основания. По сегодняшний день французские виноделы достаточно высокомерно смотрят на своих коллег. Имеют ли они на это право? Скорее да, ведь вклад этой загадочной винодельческой державы в отрасль не описать и серией статей (хотя я попробую делать это постепенно в будущих выпусках). Именно французы указали всему миру на понятие «терруар», то есть совокупности почвенных, климатических  факторов, оказывающих первостепенное влияние на качество вина. В ХХ веке благодаря французским специалистам окончательно сформировались  правила дегустаций и гастрономических сочетаний. Казалось, что винный олимп навсегда отдан Бордо, Бургундии и их соседям. Но, если вы помните, говорим мы о переменах, а значит, нас ждут сюрпризы. ХХ век стал не только веком французского господства, но и веком самых больших разочарований. Самолюбие французских виноделов подвергалось пыткам не единожды, и в итоге непререкаемый авторитет французского вина рухнул. Его расшатывали по очереди чилийцы, калифорнийцы, австралийцы, а сейчас даже африканцы и израильтяне, не говоря о соседях по континенту. 

Можете не сомневаться, сегодня Вам не удастся провести параллель между «Франция» и «лучшее». Это видно хотя бы из статистики, согласно которой французы уже лишь 3-и в мире по объемам продаж. Совершенно не возможно не заметить увеличения количества вин из стран Нового Света на полках супермаркетов и винных бутиков. Все больше людей изменяют изысканности Европы в пользу яркости и мощи вина Чили, стабильности  и многообразию Калифорнии, высочайшей технологичности Австралии, оригинальности Израиля и т.д. Это истинная революция сознания. Незаменимость французского, да и всего европейского вина оказалась под большим вопросом. 

Ценовая политика новых винодельческих стран позволяет им великолепно конкурировать и постепенно замещать на столах привычные этикетки. Еще бы, ведь буйство ароматов иной раз просто поражает. Здесь нет европейской тонкости и осторожности, здесь все понятно без слов: изначально бордоский Каберне Совиньон в «новосветском» исполнении способен наполнить ваш бокал нотами чернослива, черносмородинового ликера, а может даже кедра, специй и шоколада; исторически французское Шардоне может поразить густым ароматом спелых белых персиков, бананов и абрикосов. Но, помимо удачного использования международных сортов (Каберне Совиньон, Мерло, Шардоне и т.д.), новые винодельческие державы приготовили и вовсе удар «ножом в спину» – практически утерянные на своей Родине сорта (Мальбек, Карменер и др.) вдруг воскресли на пространствах Чили, Аргентины. Калифорнийцы же показали всему миру силу Зинфанделя, а южноафриканские виноделы – Пинотажа. Что будет дальше, предсказать сложно. Ясно одно: нам с Вами беспрецедентно повезло. Мы получили в свое распоряжение безумный выбор и потрясающий уровень современного вина, не интересоваться которым будет большим упущением. 

Если вы посчитали, что тема «перемен» исчерпана, то нет! Нельзя, обсуждая перемены, не вспомнить еще один кульминационный момент винной истории, тем более что происходило это практически на наших глазах. Что Вам приходит на ум, когда вы слышите об Италии? Моя ассоциация – это люди, которые объединяют в себе талант, темперамент и древнюю традицию. Поэтому для меня нет ничего удивительного, что одно из краеугольных событий винной истории произошло именно в этой стране. 

О чем я говорю? В 60-х годах ХХ века, с некоторым опозданием и на основе французского законодательства, итальянцы создают собственную классификацию вина (о ней мы еще будем более подробно говорить в следующих рубриках). В ее основе лежало создание категории качественных вин с наименованием, контролируемым по происхождению – Denominazione di Origine Controllata (DOC). Позднее появился еще один, более высокий класс DOCG – наименование, контролируемое и гарантируемое по происхождению. Подробные производственные нормативы, закрепленные правилами DOC, во многом опирались на традиционные практики регионов и не поощряли новшеств. Творческий подход и эксперименты фактически оказались вне закона. Другой проблемой было то, что цены на вина из одной зоны были ограничены строго установленными рамками. Чтобы в них уложиться, хозяйства должны были тщательно контролировать затраты. Это также не способствовало прогрессу виноделия. 

Тем временем, отдельные тосканские производители-реформаторы, посетив Францию, нашли для себя кое-что интересное: маленькие 225-литровые бочки из нового дуба. Они заметили, что после выдержки в таких барриках, вина приобретали дополнительную глубину и богатство букета. По возвращении домой они дали старт эпохе вольнодумия и экспериментов, начав производство вин не только с учетом международного опыта, но и международных сортов (Каберне, Мерло, Шардоне), не свойственных данной местности, власти же их не поддерживали. Виноделы тоже не шли на компромисс, однако им ничего не оставалось, как классифицировать свою более качественную, но не отвечающую закону продукцию по низшему разряду столовых вин. По иронии судьбы, первые подобные качественные вина с уничижительной маркировкой vino da tavola теперь считаются одними из лучших вин Тосканы и Италии, а имя им Супертосканские вина. Популярность этих вин росла год от года, и итальянским властям ничего не оставалось, кроме как определить для них новую категорию IGT (Indicazione Geografica Tipica). Но это также не стало панацеей, так как в эту категорию попало огромное количество вин сильно уступающих  по уровню супертоскане. Определить на полке супертосканское вино человеку неопытному сложно. Единственный показатель – это цена, значительно превышающая цену их коллег по категории. Супертосканские вина продолжают вызывать оживленные дебаты, как среди виноделов, так и среди ценителей вина, однако, можно смело утверждать, что свой вклад в историю Тосканы они уже внесли. Как лирически замечает Алессандро Франсуа, супертосканские вина помогают выражать не только особенности земли, но и чувства и эмоции винодела. Это, безусловно, тоже способствовало их признанию и успеху во всем мире. 

Но что нам Франция, Чили, Италия? А как же наша Родина? Неужели в нашем крае ничего не происходит? Попробуем немного разобраться. 

Не буду скрывать, после распада СССР, когда на российский рынок хлынул поток вин со всего мира, вскрылись все недостатки российского виноделия. Сразу поясню, говоря «российское виноделие» я, по большей части, говорю о винах Краснодарского края, так как именно здесь сконцентрирована основная часть производителей (ни в коем случае не хочу ущемить дагестанские коньяки, вина Ростовской области и Ставрополья). Недостатков оказалось очень много: от устаревших технологий и оборудования, до потерявшего актуальность законодательства и ориентированности на крупные производственные мощности. В итоге, последние 20 лет стали очень насыщенными событиями в данной отрасли. За это время были несколько раз изменены и отредактированы государственные стандарты, виноделие в крае получило серьезную административную поддержку, в край пришли инвесторы и специалисты, известнейшие предприятия края стали получать международное признание. К сожалению, остается еще большое количество скептиков, которые слабо оценивают перспективы вин Кубани. Что ж, это статья не для зашоренных «профессионалов», а для тех, кто любит хорошее вино. Развитие кубанского вина происходит действительно на наших глазах. Лучшие предприятия создают новые коллекции, используя опыт своих зарубежных коллег, такие как Шато Тамань, Крю Лермонт, Королевский дуб и Кюве Карсов, Гранд Резерв, российское шампанское на равных соревнуются с французской классикой. На винодельческой карте края появляются «микровиноделы», которые начинают создавать поистине блестящие вина, но несовершенство законодательства пока не позволяет появиться им на массовом рынке. Я уверен, это дело времени и, надеюсь, скорого. Совсем недавно в Анапском районе был запущен абсолютно революционный проект «Виноградники Гай-Кодзора», демонстрирующий возможности кубанской земли. На Кубани появились неизвестные ранее сорта: Мурведр, Сира, Гевюрцтраминер, Руссан, Вионье, Сенсо и др. Своим трудом они доказывают, что наша земля способна на удивительные плоды, если ее деликатно и грамотно использовать. Различные винные критики по всему миру начинают знакомиться с нашими винами и постепенно признают их конкурентоспособность. Самое главное, чтобы успехи последних нескольких лет дали стимул к еще более динамичному развитию, и тогда можно с уверенностью сказать, что через 10 лет мы станем по-настоящему винным краем с мировым именем и репутацией. Но для этого еще очень много предстоит сделать и изменить. А нам – потребителям тоже надо подготовить себя, мы должны воспитывать в себе культуру потребления! 

Эдуард Долгин, преподаватель Академии Вина «Фанагории», г. Краснодар, руководитель проекта ООО «ОВК»



Отзывы (0)

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы оставить отзыв