Виноградный куст и вино как напиток у различных народов

Виноградный куст и вино как напиток у различных народов 15 Февраль 2012


Наш сайт предлагает вниманию читателей статью, печатавшуюся в нескольких номерах венгерского еженедельника Vasarnapi Ujsag («Воскресная газета») в далеком 1864 году. В оригинале статья носила название «Виноградный куст и вино как напиток у различных народов».

Еженедельник этот был весьма популярен в среде венгерской интеллигенции. В нем печатались статьи на актуальную общественно-политическую тематику, литературные новинки (например, рассказы Чехова), путевые заметки (к примеру, отчет об экспедициях графа Евгения Зичи на Кавказ в поисках корней мадьяр среди черкесов)  и научно-популярные статьи по различным областям человеческой деятельности. Неудивительно, что одной из таких тем для венгров – народа, который, как считают, принес культуру возделывания винограда и виноделие на новую родину в Европе из своих кочевых странствий по степям Евразии.

Добавим, что пештская «Воскресная газета» выходила с 1854 по 1921 годы – долгих 68 лет.

Очевидно, что вино было известно еще нашим далеким предкам, которые проживали где-то в общей колыбели человечества и говорили на едином для всех языке. Уже арии на своей прародине использовали два слова для обозначения виноградного сока. Эти слова были заимствованы другими языками: племена, переселившиеся на запад, взяли себе наименование с корнем vin, а древние иранцы (авестийцы) использовали слово слово medo, преобразовавшееся в персидском в mei, немецком в meth, в английском в mead, и означавшее смешанное с медом вино – этот напиток так же стар, как и собственно виноградный сок. 

 

Согласно Писанию, после Всемирного Потопа любимым занятием человека стало разведение винограда. После того как Ноев ковчег пристал к берегу и Господь заключил под сенью радуги с человеком мир на этой земле, «Ной стал земледельцем и посадил виноградник».

Виноградники, которые начал высаживать Ной у подножия горы Арарат, где пристал ковчег, сохранились поныне. Жители тех мест, названных когда-то «библейским раем», еще во времена Геродота (ок. 500 г. до н.э.) отправляли в кожаных бурдюках в Вавилон, и вавилоняне с благодарностью вспоминали о виноградаре Ное. В Ереване и сейчас показывают иностранцам фрагмент Ноевого ковчега, а тамошнее вино – самое известное в Персии. Ни один другой народ не остался верен вину так, как армянский, вместе со своими северными соседями – грузинами. А сколько вина способны выпить грузины – и описать невозможно. Ладны все свое имущество заложить в кабаке, и очень недовольны, если у хозяина самой затрапезной корчмы в запасах не окажется вина нескольких видов.

Если мы отправимся на юг по Тигру и Евфрату, берущим свое начало в Армении, то скоро окажемся в Ассирии. То, что с вином познакомились еще древние жители этой страны, подтверждают следующие факты: 

1) Как уже упоминалось выше, вино в больших количествах вывозилось из Армении в Вавилон. 

2) О гурманах и влюбленных древние греки говорили так: «Более сладострастны, чем Сарданапал» (последний ассирийский царь Ниневии). О том, что он любил вино, пишут многие античные авторы. На постаменте одной из скульптур этого царя высечено: «Ем, пью и люблю; а все другое не стоит и щелчка».

3) Среди более поздних артефактов, найденных в Ниневии, есть барельефы с изображениями фигур, держащих бокал.

4) Археологи находят не только ассирийские скульптуры с бокалом в руках, винные столики, но и довольно хорошо сохранившиеся глиняные винные кувшины, очень похожие на древнеегипетскую посуду для вина.

5) Из книг пророка Даниила, воспитывавшегося при ассирийском дворе, узнаем, что винопитие там было обычным занятием: «Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь».

В то время как этот пророк вел себя в высшей степени благочестиво, ассирийский царь Валтасар проводил время в безудержных кутежах: «Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его».

Ученые подтверждают, что в ассирийских владениях виноград произрастал в диком виде. Впрочем, во времена Геродота среди возделываемых на вавилонских равнинах культур виноградный куст не встречается. Вместо этого, в Месопотамии в больших количествах росли пальмовые деревья, из плодов которых делали хлеб, мед и пальмовое вино.

Гораздо более многочисленны и достоверны сведения о вине находим в более поздних ассирийских владениях – у персов. Те ничего не знали о Ное, но царь персов Джамшид Блистательный, согласно легенде, являющийся автором всех изобретений человечества, упоминается, хоть и косвенно, и как изобретатель вина. 

В это же время люди узнают о темно-красном виноградном соке, который способствует укреплению человеческого тела и его органов. Происхождение вина описывается так: виноград, сам по себе любимый фрукт людей, не мог храниться в течение всего года, особенно в холодную пору, но поскольку многие жаждали наслаждаться им зимой и весной, Джамшид отдал приказ отделять виноградный сок от кожицы и семян и привозить ему каждый день на проверку. Это делали до тех пор, пока сок не прогорк. Тогда царь, думая, что сок превратился в яд, отдал приказ закрыть сосуд крышкой. В то время одна прекрасная и любимая царем наложница страдала от сильных головных болей, и царь, желая избавить ее от страданий, подал ей яд из закрытого сосуда. Но, когда та отпила немного, сразу же развеселилась, головная боль стала утихать; выпив же чуть погодя еще немного, наложница уснула, а когда на следующее утро проснулась, то чувствовала себя вполне здоровой. Поняв причину этого, Джамшид возрадовался, и с тех пор на его столе вино стояло каждый день, а поскольку оно излечило многих болящих, то его стали называть «царским снадобьем». Об этом пишет средневековый персидский историк Мирхонд. Другой персидский писатель указывал, что за свои вновь открытые свойства вино стали называть захер э хоос («сладкий яд»). После распространения в Персии ислама этот благородный напиток был назван «родителем соблазна». 

Многие персы приписывают изобретение вина женщине, так как у их женщин была особая склонность к спиртным напиткам. Бругш пишет: «Персидская ханум (женщина), придя по болезни на прием к европейскому доктору, вначале спросит его: а можно ли при моей болезни пить вино или водку?» Да и персидские мужчины с давних времен не отказывались от алкогольных напитков.

В честь вина, описанным выше образом попавшего во владения Джамшида, тот задал большой пир, на котором все гости пили и веселились.

Мастерство персидских виночерпиев приобрело большую известность у греков. Знамениты были своими чревоугодием и распущенностью также их пиры. Часто придворные в пьяном виде обсуждали с царем военные планы и принимали решения, которые потом на трезвую голову приходилось пересматривать заново.

Царь Густапс, во время правления которого жил Заратустра, тоже пил вино, называя виноград «наиблагороднейшим растением».

В эпосе Фирдоуси, прославляющем древнейшую историю персидских царей, рыцари неделями выпивают, приветствуя друг друга поднятием бокалов и черпая могущество в виноградном соке. Ни одно празднество не проходило без вина, а царь в день рождения считал своим долгом лично приглашать на пиры гостей и поить их вином. В частности, в книге Есфирь находим описание такого пира, данного царем Ксерксом по случаю своего пребывания в Сузах: «В драгоценных сосудах разносят вино и роскошные блюда. И много вина – по богатству царя».

И позже, с возникновением ислама, когда древние персы – огне- и солнцепоклонники – оказались под властью полумесяца, они продолжали пить вино, обращая мало внимания на приказания пророка.

Вокруг городов Тебриз, Экбатаны (Хамадан) и Исфахан и ныне выращивают знаменитые бессемянные сорта винограда, плоды которых отжимают, сок затем варят и продают бокалами и бурдюками.

В книге «Кабус-наме», написанной персидским шахом Кейкавусом для своего сына Гилян-шаха, преподаются советы по винопитию, позволенному только при определенных обстоятельствах: «Тщетно могу я запрещать пить вино; но, если уж пьешь, дорогой сын, то пей, когда смеркнется, чтобы, если споткнешься ты, пьяный, и упадешь, не видели это другие; и если случится так ночью, то стыдиться не нужно, ведь в темноте этого никто не заметит».

Дешевизна вина только поднимала его популярность у персов. Так, бутылка вина высшего качества стоила 10 сребреников, чуть похуже – 5 (соответственно, 35 и 18 австрийских крейцеров).

«Воскресная газета» , Пешт, 4 сентября 1864 г.

Перевод (с) Владимир Пукиш, 2012




Отзывы (0)

QuipLoginToCommentTpl